В 1967 году строители биатлонного стадиона «Динамо» в Свердловске сделали страшную находку. Ковш экскаватора вместе с пластом земли зацепил человеческие останки.

Тогда руководители областного УВД приказали всё засыпать и продолжить строительство. И лишь в 1990-м с жуткой находкой решили разобраться. Была проведена эксгумация останков, и выяснилось, что это массовое захоронение жертв репрессий 1930-х. Десятки тысяч человек были расстреляны, а об их судьбе и месте захоронения никто ничего не знал до 90-х.
Историю страшной находки рассказал историк Вадим Винер. Полностью она приводится на сайте Уральского Мемориала.

По словам Винера, в 1989-м к нему в музей Молодёжи пришел пожилой пенсионер, которого звали Иван Дуля. Он сообщил историку, что в 1967-м году был среди тех, кто строил стадион «Динамо». И именно он, экскаваторщик Дуля, обнаружил останки человеческих тел.

«Он видел в нескольких местах захоронения людей, уложенных, «словно пирог». У всех были отверстия от пуль во лбу и в затылке. Грубо говоря, «контрольные выстрелы». Об этом был проинформирован начальник УВД области Ерёмин, который сказал, чтобы все забыли, что видели. Обнаруженное место было вновь засыпано», – рассказывал Винер.

«Почему данное место было выбрано для захоронения? Всё дело в том, что данный район с 1930-х был выделен НКВД для обустройства стрельбища спортивного общества «Динамо», территория по определению являлась закрытой. Именно это определило изначально, что оно максимально подходит для такого рода использования...», – а это уже слова Винера, сказанные в разговоре с сотрудником Уральского Мемориала Александром Аникиным.
«Пирог» из людей
Во-первых, начальником УВД по Свердловской области был тогда Евгений Емельянов, а вовсе не некий Ерёмин.

Во-вторых, как рассказал «Чемпионату» бывший президент федерации биатлона Свердловской области и бывший многолетний директор комплекса «Динамо» Владимир Рощин, управлявший стадионом ровно 45 лет, обнаружение останков произошло вовсе не на строительстве спортивного объекта.

«Это случилось во время работ по строительству нового Московского тракта. Но это место залили бетоном, дорогу продолжили строить. Наш же стадион находится чуть в сторону от этой дороги», – отметил Рощин.
Перезахоронение после огласки
Территория спортбазы с момента создания принадлежала ОГПУ-НКВД, а в годы Большого террора здесь были захоронены расстрелянные в Свердловской тюрьме. Всего по данным архивов, в Свердловске расстреляли 18745 человек. Частично эксгумированы только те останки, что извлекли на месте автострады. Спортивная база используется по назначению и не является местом памяти.
Но именно рассказ пожилого рабочего дал огласку страшной находке и позволил начать работы по исследованию того, кто всё-таки захоронен на 12-м километре Московского тракта. Более полувека всё хранилось в строгой тайне.

В 1989-м была произведена эксгумация останков. Экспертиза показала, что все погибшие были расстреляны выстрелами в голову. Началось расследование, итог которого был предсказуем: все похороненные – жертвы репрессий. Большинство из них были расстреляны в подвалах здания НКВД Свердловской области на улице Ленина, 17. Затем трупы грузовиками свозились на территорию стрельбища и там отправлялись в общие могилы.

Останки были перезахоронены с воинскими почестями в 1991-м, а через два года рядом со стадионом «Динамо» появился мемориальный комплекс.

К сожалению, многие места массовых захоронений до сих пор не исследованы – память о жертвах репрессий сокрыта документально и физически. Из-за этого на местах массовых захоронений по всей стране могут возникать свалки, детские площадки и спортивные объекты. Это недопустимо. Перед каким-либо строительством на предполагаемом месте захоронений должны быть проведены исследования. Надеюсь, что в скором времени начнется работа и по исследованию захоронений на 12-м километре Московского тракта, о чем уже много лет говорят историки и родственники репрессированных.
Сейчас Совет при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека совместно с Государственной Думой работают над совершенствованием законодательства, которое касается массовых захоронений жертв политических репрессий", - пояснил директор Музея истории ГУЛАГа и руководитель Фонда Памяти Роман Романов.
«Я могу сказать, что «Динамо» не было построено на костях, как утверждают многие. На территории стрельбища находились несколько тиров. В годы репрессий рядом с ними были построены бараки, где содержались заключённые. Большую часть, вероятно, расстреливали в подвалах НКВД, а остальных – рядом с бараками. Потом трупы увозили за территорию», – утверждает Владимир Рощин.

Комплекс «Динамо» был построен рядом с местами массовых захоронений, но не на них.

Хотя этот вопрос, как говорит координатор Уральского Мемориала Анна Пастухова, как минимум спорный:

«Огромная территория, принадлежавшая НКВД, не исследована должным образом. Для этого нужны большие деньги. Но любое строительство на местах массовых захоронений запрещено по федеральному закону. Вообще, посещая мемориальный комплекс, до сих пор можно услышать выстрелы. Тиры действующие, и стреляют там не из мелкокалиберных винтовок, как в биатлоне, а из боевого оружия. Когда в тишине ты слышишь выстрелы, звучат они зловеще. Особенно в такой обстановке. Словно напоминают о том, как расстреливали тысячи невиновных людей».
Выстрелы по-прежнему звучат
Архивные фотографии предоставлены Уральским "Мемориалом",
автор: Лев Баранов.